Инопланетянин. Почему нужно следить за каждым шагом Юрия Борзаковского

Июл 8, 2014
0
431

Судя по всему, олимпийский чемпион-2004 и призер четырех чемпионатов мира в беге на 800 м Юрий Борзаковский в этом сезоне все-таки завершает свою невероятную карьеру. Возраст и травмы еще никто не побеждал. Через две с небольшим недели на чемпионате России в Казани бег Борзаковского можно будет увидеть, вполне возможно, в последний раз. Обозреватель Sportbox.ru Евгений Слюсаренко рассказывает о том, как в российский бег на средние дистанции залетел человек с другой планеты и подозревает, что следующего придется ждать еще лет сто.

Юный жеребенок

«Это настоящий бриллиант, просто поразительно. Вообще непонятно, как он к нам попал и за что нам такое счастье. Инопланетянин». За те почти 20 (ну, чуть меньше) сезонов, что бегает Борзаковский, это слова приходилось слышать десятки раз. Бегунов на средние дистанции мирового уровня у нас никогда не рождалось (был, правда, 40 лет назад бегун из Киева Евгений Аржанов, но его хватило на одну Олимпиаду 1972 года, где он в драматичной борьбе стал вторым). То ли климат, то ли гены, то ли давнее и, видимо, уже никогда не отыгрываемое отставание в методиках подготовкибегунов-мужчин. Да много всего — специалисты будут вам ездить по ушам много часов, да так ничего и не объяснят толком. Или объяснят, но попросят об этом не писать. И тут появляется Борзаковский.

Дело было на первенстве России среди юниоров в середине 1990-х, который проводился на затрапезном тогда стадионе «Локомотив» на Черкизовской — еще прежнем, с деревянными подгнившими скамейками. Зрителей было с десяток человек, и их вид вполне соответствовал этим скамейкам. Я, юный корреспондент на летней практике, пришел искать звезд легкой атлетики XXI века. Именно так задачу сформулировала редакция. Только вот как их найти? Не будешь же у всех победителей спрашивать: «Вы точно звезда XXI века? Не зазнаетесь, не забронзовеете? Тогда разрешите задать вопрос».

Выручил Сан Саныч Курашов — знаменитый комментатор с полувековым стажем, «голос советской легкой атлетики»: «Есть парнишка — Юра Борзаковский. Он сегодня бежит. Последи за ним, совсем скоро про него все услышат».

Через несколько минут я впервые увидел то, что теперь весь мир знает, как «тактику Борзаковского»: первый круг бегун, словно нарочно, плетется в хвосте, а потом с каждым новым метром съедает соперника за соперником. Даже сейчас, когда сценарий известен и был реализован несколько сотен раз, это зрелище завораживает, а тогда — можете представить, какое это производило впечатление. В целом возникло ощущение, что молодой жеребенок поиграл в догонялки на лужайке и даже не запыхался.

Общение только укрепило этот образ: молодого, не сильно рефлексирующего благородного животного, который осознает собственную силу и уже в нетерпении бьет копытом. И скоро силу этих копыт узнают все.

Надо сказать, что уже тогда мне не хватало наивности, чтобы в каждом победителе юношеских забегов видеть будущего олимпийского чемпиона. Но заметку про Борзаковского я все-таки написал довольно восторженную. Называлась она оригинально: «Молодая надежда».

Идеальная система без проблем и болезней

Чтобы объяснить, почему Борзаковского считают человеком с другой планеты даже его соперники, нужно понять, что это такое — дистанция 800 м. Здесь — в отличие от короткого или длинного бега — недостаточно быть мускулистым резким американцем или выносливым худым африканцем. Это про другое. Я специально связался с нашей знаменитой бегуньей Ольгой Котляровой, которая в своей карьере сначала прославилась в беге на 400 м, а потом перешла на 800 м — и тоже добилась успеха.Она-то ощутила разницу на себе.

— До того, как начала бегать 800 м, я всегда с иронией относилась к словам «у меня была готовность совсем на другой результат, но бег не сложился», — сказала Котлярова. — Когда ты бежишь один круг, очень мало факторов, которые тебе могут помешать пробежать по своему результату. У меня, например, бывало, что от волнения начинала немного быстрее первую половину и из-за этого теряла десятые, максимум — до одной секунды на финише. В остальном проблем нет: бежишь по своей дорожке, своим ритмом.

На 800 метров проблем побольше — к быстрому началу добавляется начало «медленное», попадание в «коробочку», постоянные перестроения соперниц. Это не говоря уже о том, что 800 м — это длинный спринт, мне иногда уже на первых 300 м становилось тяжело, я ужасалась, что мне еще 500 метров терпеть. И тут, чтобы провести свой идеальный бег, надо очень сильно чувствовать свою сиюминутную готовность, доверять тренеру, чтобы выполнять его установку, и сохранять трезвую голову с первого метра до последнего.

После слов Котляровой понятно, что на дистанции с такой спецификой почти нереально быть на вершине на каждом серьезном старте в течение длительного периода. Для этого надо быть идеальной самонастраивающейся системой, не знающей психологических проблем и болезней. У Борзаковского это получалось более полутора десятков лет, при нем сменилось навскидку три поколения бегунов на два круга.

В 1999 году он выиграл свое первое серьезное соревнование на взрослом уровне — забег на Кубке Европы, а в 2012 году праздновал пока последний крупный успех — впервые в карьере стал летним чемпионом Европы. Между этими годами были четыре медали на летних чемпионатах мира, победы на зимних чемпионатах мира и Европы, участие в четырех Олимпиадах. Ну, а его олимпийскую победу в Афинах-2004 можно смотреть бесконечно.

Ничего и никогда

Понятно, что чем старше становился Борзаковский, тем чаще у него сбивались эти внутренние настройки и подводил организм — это неизбежно. Первыйпо-настоящему серьезный сбой произошел на Играх-2008в Пекине, куда он приехал в статусе олимпийского чемпиона и призера трех последних чемпионатов мира. И даже не вышел в финал.

Тогда же, пожалуй, впервые поползли слухи о том, что не все чисто — мол, бегает наш бриллиант-то, как говорится, не на одних колбасках. Вот его и предупредили — здесь не рыпайся, мол. Иначе как объяснить такой неожиданный провал? Я знаю, кто из чиновников распространял эти слухи в олимпийском штабе сборной России, и многие помнят, где именно эти слухи были опубликованы. Не будем тыкать пальцем, дело прошлое, все мы иногда ошибаемся. Другое дело, что в команде Борзаковского эти разговоры были восприняты крайне болезненно.

Прошлым летом, в разгар чемпионата мира по легкой атлетике в Москве, у меня состоялся разговор с одним человеком. Обойдемся универсальной формулировкой: «один из тех людей, кто определяет антидопинговую политику в нашей стране». Я расспрашивал про странную эпидемию травм и болезней, постигшую полдесятка лидеров сборной России перед этим чемпионатом, называл фамилии, человек ухмылялся. На Борзаковском резко посерьезнел.

— А вот про Юру не будем. Он ко всему этому отношения не имеет. Дело даже не в том, что его пробы всегда были чистыми — таких много. Но он ни разу даже в список подозреваемых не попадал. А списки эти, поверь, расширенные. Некоторые сборные в полном составе в них входят.

— Вы уверены, что Борзаковский вообще ничего и никогда? — уточнил я.

— Насколько я что-либо понимаю в своем деле — да.

Сейчас у Борзаковского все сложно. Настали другие времена. Прошлой зимой умер его многолетний тренер Вячеслав Евстратов. На дорожку вышло очередное новое поколение, и странно узнать, что кое-кто из тех, с кем Юрий бегал в 1990-х, успели стать дедушками. Держать стабильно высокий уровень в течение всего сезона трудно — только точечные выстрелы. И неизвестно, сколько их еще осталось. Каждый новый забег может оказаться последним. В такой ситуации хочется следить буквально за каждым его шагом.

Финал бега на 800 м на чемпионате России в Казани пройдет в субботу, 26 июля, в 13 часов. Спешите видеть. На арене — чистый бриллиант. Таких у нас еще долго не будет.

 

Комментарии (0)

Оставить коментарий

Новости Тамбова

Sportbox

Лучшее фото

Журнал