«Незначительное нарушение». Чем закончилась история с Шараповой и мельдонием

Окт 11, 2016
0
605

Самый скандальный сюжет нынешнего теннисного сезона, где заглавные роли сыграли Мария Шарапова, Международная теннисная федерация (ITF) и мельдоний, завершился в Спортивном арбитражном суде (CAS). Можно ли считать эту концовку хэппи-эндом, попытался разобраться Sportbox.ru.

Маша и милдронат

Еще раз подробно пересказывать всю историю от начала и до решения ITF, пожалуй, нет смысла — интересующиеся могут освежить память, сделав один щелчок мышкой. Для остальных напомним основные вехи. Итак, на Australian Open ведущая российская теннисистка, обладательница карьерного «Большого шлема» Мария Шарапова сдала положительный допинг-тест на запрещенный с 1 января мельдоний, в чем на весь мир призналась, созвав 7 марта пресс-конференцию в Лос-Анджелесе. Допинговый трибунал ITF рассматривал дело три месяца и провел несколько слушаний с участием самой спортсменки и представителей ее штаба.

Выяснилось, что милдронат и еще ряд препаратов Мария принимала еще с 2006 года по совету московского врача Анатолия Скального, причем об этом на протяжении семи лет знали только она сама и ее отец. Позже в тайну посвятили агента Макса Айзенбада, который и отслеживал изменения в списке запрещенных препаратов, но прошлой осенью не сумел этого сделать. Трибунал признал Шарапову виновной в неумышленном приеме допинга, не имевшем целью улучшить спортивные результаты, и назначил ей наказание в виде двухлетней дисквалификации.

Трибунал согласился, что я не сделала умышленно ничего неправильного, и все равно они хотят отстранить меня от тенниса на два года, — написала Шарапова в своем Facebook. — Я собираюсь отстаивать то, что, по моему мнению, правда, поэтому буду бороться до конца для того, чтобы вернуться на корт как можно скорее.

В итоге решение ITF было оспорено в CAS. Арбитраж, еще раз заслушав все стороны процесса, уменьшил срок наказания до 15 месяцев, оставив в силе лишение Шараповой рейтинговых очков и призовых за австралийский «мейджор».

Дотянуть до Токио?

То, что Шарапова победила в CAS, сомнений ни у кого не вызывает. Но вот насколько полной оказалась эта победа? Давайте попробуем разобраться. И начнем, пожалуй, с отрицательных моментов.

О полном оправдании Марии в арбитраже речи, конечно, идти не могло. Ведь эта инстанция, по сути, должна была проверить соответствие решения ITF их же собственным правилам. В которых черным по белому написано, что если факт приема запрещенных препаратов доказан, то минимальным сроком отстранения от спорта является один год. А россиянка, напомним, сама созналась, что пила милдронат и делала это уже после 1 января. Этим она также лишила себя шансов на амнистию по рекомендациям ВАДА о содержании мельдония в организме, ведь они касались спортсменов, употреблявших препарат до его официального запрета. Но вот рассчитывать на максимальное смягчение наказания — до 12 месяцев — Шарапова вполне могла. И ее адвокаты, по сути, и вели к такому исходу. Но в этом CAS не встал на сторону россиянки: степень ее вины была признана несоразмерной. Поэтому Мария вернется на корт в конце апреля следующего года.

Особо стоит отметить, что к этому моменту теннисной диве уже исполнится 30, хотя говорить о возрасте женщины и явный моветон. Конечно, говорить о том, что если бы она вернулась на корт парой месяцев раньше и еще 29-летней, то все пошло бы совершенно по-другому, не приходится. Но сам факт того, что по меркам своего вида спорта Шарапова уже игрок достаточно возрастной, неоспорим. И хотя сейчас в мировой элите достаточно тех, кому под 30 или старше — два с лишним десятка и почти половина топ-20 рейтинга. Но одно дело постоянно находиться в соревновательном тонусе, и совсем другое — возвращаться после длительного простоя. Отнятые у Марии 15 месяцев карьеры в расцвете сил ей уже никто не вернет. И можно только гадать, сколько времени уйдет на возвращение к былым позициям.

И еще — за время вынужденного отсутствия Шарапова пропустила Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро, к которым она давно готовилась. Да и на нее саму, чего скрывать, возлагали серьезные надежды и болельщики, и специалисты во главе с Шамилем Тарпищевым. Тем печальнее, наверное, Марии было смотреть на то, как золото Игр уходит к мало кому известной пуэрториканке Монике Пуиг. Как говорилось в классической советской комедии, «На его месте должен быть я». А следующий шанс подняться на верхнюю ступень пьедестала может предоставиться лишь через четыре года в Токио. Когда, еще раз извинимся и напомним, Шараповой будет уже 33. И вряд ли даже она сама может сказать со 100-процентной уверенностью, что на тот момент еще будет действующей спортсменкой.

С позиции силы

Но при всем при этом исход рассмотрения дела в CAS для Марии безусловно положительный. И тот факт, что решение ITF международным судом было пересмотрено, говорит о том, что арбитры в целом заняли позицию истца, то есть спортсменки. Срок ее наказания был сокращен пусть и не по максимуму, но вполне заметно — с 24 месяцев до 15.

Это стало возможно благодаря тому, что Шараповой и ее адвокатам удалось убедить суд, что обвинение должно быть переквалифицировано. Если трибунал международной федерации, если помните, отказался считать теннисистку виновной в халатности и вменил ей серьезное нарушение антидопинговых правил, то CAS на те же самые доводы взглянул по-другому. Он согласился, что ITF не смогла должным образом проинформировать Марию о грядущем запрете препарата, который та на вполне легальных основаниях применяла много лет. А также принял во внимание, что Шарапова пила милдронат, а в списки запрещенных субстанций внесли мельдоний — при этом ни сама Мария, ни ее агент не были в курсе, что это, по сути, одно и то же. В результате стало возможным признать прием этого вещества «несущественным нарушением» и снизить суровость санкций.

Ни сама Мария, ни ее юристы не скрывали ликования по этому поводу — они дали несколько интервью, в которых разговаривали с ITF уже с позиции силы, которой наделил их новый вердикт.

— Самая сложная часть этого дела заключалась в том, чтобы провести последние четыре месяца, исправляя это неаккуратно вынесенное ITF решение, — отметил адвокат Джон Хаггерти. — CAS все прояснил, к счастью. Мария очень счастлива и с нетерпением ждет возможности снова играть в теннис.

Шарапова же не упустила возможности неоднократно уколоть федерацию, обвинив ее в предвзятости, необъективности, плохой работе системы оповещения и желании сделать свое дело показательным. ITF даже пришлось официально оправдываться, что дорогого стоит.

Хорошую мину при плохой игре пришлось сделать и ВАДА, также вынужденной принять не самое удачное для себя решение CAS. Все дело в том, что трибунал в мотивировочной части решения особо подчеркнул, что Шарапову нельзя считать спортсменом, принимавшим допинг. Тогда как в ВАДА не раз повторяли — дело Шараповой является примером того, что в сети борцов за чистоту спорта может попасть кто угодно, даже суперзвезды.

— Мы подчеркиваем, что заслушанное дело и вынесенное решение не рассматривались в свете умышленного применения атлетом запрещенных веществ, — отмечается в документе. — Речь идет об определении степени вины спортсменки в том, что она не смогла убедиться в соответствии препарата, принимаемого по предписанию врача в течение длительного времени, новым требованиям теннисной антидопинговой программы и международного антидопингового кодекса.

И вот эта формулировка, пожалуй, главная победа Шараповой и ее команды. Особенно в имиджевом плане. Которая по сути своей даже важнее оправдания. Ведь в этом деле на кону стояли многочисленные рекламные контракты Марии, текущие и будущие. Не секрет, что крупные корпорации не слишком охотно сотрудничают с людьми, подмочившими репутацию. Вспомните недавнюю историю с американскими пловцами. А тут CAS выписал россиянке индульгенцию, и в тот же день к ней вернулся один из главных спонсоров. Ведь обстоятельства дела скоро забудутся, а результат останется — Шарапову и допинг вместе упоминать оснований нет.

Итак, сроки возвращения любимицы миллионов на корт обозначены, и теперь Мария может целенаправленно к этому готовиться. Вероятно, ее первой целью станет успешное выступление на майском «Ролан Гаррос». Поклонники надеются, что за время вынужденного перерыва Шарапова также как следует отдохнет и избавится от всех болячек и травм, беспокоивших ее ранее.

— С одной стороны, случившееся дало мне уверенность в том, что жизнь без тенниса, жизнь после тенниса — удивительна и прекрасна, — сказала Мария в интервью New York Times. — Раньше я не знала, на что похожи выходные. А ведь это здорово. В один из самых трудных моментов моей жизни я чувствовала, что полностью себе принадлежу. Когда вы постоянно играете в теннис, то порой задаетесь вопросом, когда остановитесь. теперь я знаю, что это зависит только от меня. Не могу сказать, что скучаю по перелетам куда-нибудь в Ухань — вы понимаете о чем я. Но с другой стороны, нахожусь ли я где-нибудь в азиатской глуши или выхожу на центральный корт в Нью-Йорке, это лучшее чувство в моей жизни. Именно по нему я скучаю. Это как выходить на сцену, где играешь с самого детства.

Итак, до окончания дисквалификации Шараповой осталось чуть меньше полугода. И как бы то ни было, ее возвращения будут ждать с нетерпением почти все, кто так или иначе следит за теннисом. Осталось не так уж и долго.

Комментарии (0)

Оставить коментарий

Новости партнёров

Александр Никитин значительно улучшил позиции в рейтинге губернаторов

Компания «Медиалогия» представила рейтинг губернаторов за апрель. В нем среди глав всех регионов России Александр Никитин занимает 50 позицию из…

Май 21, 2018

Sportbox

Лучшее фото

Журнал